Король, мудрец. Федор Бабенко

Однажды в одном небольшом королевстве, знать о котором мы толком ничего и не знаем, разве что только то, что оно действительно было, родились сразу два наследника. Отец, не знавший, кому отдать корону, решил подождать, пока его сыновья подрастут и, быть может, сами смогут разобраться с тем, кто же займет его престол. И действительно, перед самой смертью пришел к королю один из сыновей и сказал: «Прости меня, отец, но отправляюсь я за знаниями в земли дальние, тесно мне будет сидеть здесь, хочу ни одну землю, хочу все повидать. И мудрости набраться». Сказал так и на следующий же день покинул родные края. А отец его, успокоившийся, что остался всего один наследник, отошел в мир иной буквально через несколько дней.

Прежний король умер, и страной начал править новый, молодой и красивый, одинаково хорошо сведущий в ратном деле и в политике. Но только не было правление его спокойным. Многие соседние королевства, прослышав о смерти его отца, вспомнили все прежние обиды и решили отомстить, пока молодой правитель не окреп и опыта не набрался. Так и начались первые годы новой жизни. То с одной стороны отбить нападение, то с другой стороны дать отпор. Что есть силы пытался король удержать власть в своих руках и не отдать ни клочка своей земли неприятелю. И когда наконец соседи поуспокоились, он уже не мог остановиться и планировал, и планировал новые битвы, завоевания, походы. За каких-то пять лет границы его владений расширились чуть ли не в два раза, прихватив себе почти все приграничные земли соседей. Практически все рудники, копи, леса, богатые дичью, теперь принадлежали ему. Мало кто смог бы теперь осмелиться перечить ему, а о том, чтобы бросить ему вызов, и речи ни шло. Богатства скопил он несметные, а свой народ одарил милостью королевской. Не было людей нигде более богатых, чем здесь, домов более роскошных и садов более плодоносных. И жили отныне все в спокойствии и в достатке.

Но только в один год беда пришла на эти земли, да такая, какой доселе никто и не видывал. Как будто по велению злых сил вода начала покидать эти плодородные долины. Сады, гордость и слава королевства, начали увядать. Реки, полные когда-то рыбы, обмельчали, а то и вовсе иссохли. Родники пропадали один за другим, а в колодцах, кроме эха, уже трудно было что-либо найти. Пастбища превращались в иссушенные пустыри. Вода покинула здешний край. А вместе с ней из людских сердец ушли радость и беззаботность. Печаль и уныние теперь гостили в каждом доме.

Король, не знавший в своей жизни поражений, тратил все свои силы, чтобы справиться с новым, невидимым и неведомым врагом. Сотни ученых изо всех близлежащих земель трудились над решением проблемы, а колдуны и днем и ночью слагали заклинания, дабы вернуть все, как встарь. Но как ни одно из знаний не проливало света на проблему, так ни один магический ритуал не прибавлял ни капли воды в реках.

Отчаяние нарастало день ото дня, все усилия оказывались тщетными, как в один день к дворцу явился некий мудрец и испросил позволения предстать перед правителем.

— Король, — обратился мудрец, — не узнал ли ты во мне брата своего? Как, возможно, тебе известно, я недавно вернулся из стран Востока и привез с собой неведомые здешним землям семена. Прошлой ночью, когда луна стояла в своей самой верхней точке и освещала полным диском твои земли, я развеял их по ночному ветру над всем королевством.
— Да ты, верно, шутишь. Ты хоть бы и мудр и знания твои простираются далеко за пределы моего королевства, но что за польза быть может мне от твоих семян?
— Безусловно, просто семена ничего бы не даровали тебе, да только семена это необычные. Деревья, которые из них вырастут, будут способны усмирить самую капризную природу, всего только семь дней, семь дней нужно для того, чтобы они выросли. Поверь мне, я получил их от мудрейшего из людей, принесут они успокоение тебе и твоим людям.
— Вижу, что здравомыслие твое забыто в тех дальних странах, в которых ты побывал. Где это видано, чтобы деревья взошли за неделю?
— Вот увидишь, дай только семь дней сроку, необычные это семена, редкие, секрет обращения с которыми открывается лишь немногим. Вот увидишь, с каждым новым побегом, с каждым новым листком людское горе начнет отступать. А я же, твой скромный слуга, прошу взамен лишь половину королевства, которое завещал нам отец, ведь родились мы с тобой в один час, а потому и права на трон мы имеем равные.
— Пойди прочь, убирайся, пока не велел я отрубить тебе голову. Мало того, что ты в такое трудное время решил потчевать меня сказками, так еще и требуешь за это отдать тебе половину королевства, для которого ты ничего не сделал за всю свою жизнь, ты сам покинул его, или ты забыл об этом? Ты не получишь ничего, убирайся сию же минуту.

И стража выпроводила его в тот же миг.

Но, как ни странно, через неделю с разных концов королевства начали приходить вести о появившихся вдруг откуда ни возьмись огромных деревьях, которые и впрямь оказались диковинными. Корни их были столь длинны, что достигали воды на глубине десятков метров. Кроны были широки настолько, что могли целиком укрыть маленькую деревушку от палящего солнца и леденящего дождя. Плоды, росшие на их ветвях, были необычно вкусны, так, что в сравнение с ними не шли ни одни из известных в этом краю лакомств. Сочные настолько, что один плод мог утолять жажду путнику целую неделю. И возрадовались жители этому, и печаль отступила, как-то предвещал опальный мудрец.

— Король, благодарим и славим тебя, — ликовали люди на улицах, — в который раз ты спас нас, нашел решение.

Ничего не оставалось королю, как принимать на свой счет благодарности и наблюдать за тем, как люди все с большей и большей настойчивостью пытаются найти новым чудо-деревьям место в своей жизни.

Дети день-деньской резвились в его тени. Женщины плели свои ковры, используя для этого растолченные листья. Мужчины для изготовления мебели, впрочем, как и дома, использовали чудо-ветви, которые отрастали на третий день после того, как их срубишь. А поднебеснонежные плоды настолько прочно вошли в повседневную пищу, что их готовили и запекали, варили и тушили, не говоря уже о том, что и сырыми их ели в огромном множестве. Любой день начинался с чудо-деревьев, проходил возле них и заканчивался под ними. Все празднества и свадьбы проходили под их размашистыми кронами. И повсюду можно было услышать: «Ай да король, слава, слава ему!»

Вести об этих чудесах донеслись и до самых дальних королевств; и вот уже из них поспешил разный люд полюбоваться местными чудесами. «Ах, ну и деревья, ну и король!!!» — говорили они. «Король, король, король!» — доносилось отовсюду, только о мудреце никто не вспоминал. «Король, король, король!» — радовались дети. «Король, король, король!» — ликовали взрослые. Счастье и безмятежность воцарили над этим краем вновь. Люди больше не хотели покидать своих домов, чтобы искать счастья в других землях, всем, чем нужно, обеспечивали их деревья. Не велись больше войны, так как не было более богатой земли в мире, чем эта.

Все было прекрасно в этом королевстве, да так, что ни пером описать, ни кистью. Да только вот ровно через три года соки покинули деревья. Медленно, пока люди в радостном опьянении предавались праздности, они начали увядать. Сначала по чуть-чуть, по паре листиков в день, а потом одно за другим начали превращаться в сухие и безжизненные столпы, мертвое напоминание о былой роскоши. И опять со всех сторон было слышно: «Король, король, король». «Король, почему ты ничего не делаешь, почему отнимаешь ты у нас свой дар, почему не поможешь нам?» Люди толпами приходили к дворцу, а король, заперевшись в своих покоях, старался тщетно найти мудреца-брата, что принес эту напасть в его страну. Старался разослать гонцов по всем краям, да только даже самые верные слуги его уже не хотели ему подчиняться. И хотя засуха давно миновала, но никто не хотел возвращения к прежней жизни, никто не хотел есть обычную пищу, пахать поля, натирать мозоли и стирать ноги в каждодневной работе. Никто не хотел расставаться с чудо-деревьями. И винили все в их пропаже их создателя — короля. Вынужден он был бежать ночью из дворца, не захватив с собой ни грамма нажитого добра. А тем временем соседние народы, видя, что творится здесь, не преминули напасть на королевство, отхватить себе кусочек пожирнее его былого величия. Беда пришла на эту землю еще более страшная, чем была, но уже некому было вступиться за нее.

А король продолжал бежать, бежать подальше из своего королевства, чтобы уйти от преследователей, уйти от ответственности, чтобы забыть обо всем. И вот однажды в одном лесу вышел он на поляну, где возле небольшого костра сидел человек. Приблизившись к нему, король увидел в нем того самого мудреца, которого он когда-то прогнал от себя.

— Скажи мне, мудрый человек, узнаешь ли ты меня?
— Узнаю тебя, но не мой ты более король, ты всего лишь брат того юноши, которым был я много лет назад.
— Ответь же, зачем ты даровал нам те деревья, коль они так скоро нас покинули?
— В королевстве была засуха, я принес вам всем ключ к спасению, а вы подумали, что это и есть спасение, чего же вы хотите? Я и сам не знал о том, что произойдет с этими семенами через три года. Но ты гнался за властью, за почитанием всю жизнь, за райской жизнью. Так вот она тебя и погубила, за что ты судишь меня?
— За то, что ты на помощь пришел, не спросив, нужна ли она в таком виде людям или нет. Будут ли они способны принять ее. Тем более, как ты сказал, ты и сам не мог предвидеть такого поворота.
— Да, я не знал, но я и не получил за помощь ни монеты, или забыл ты об этом? Ты прогнал меня, а когда семена взошли, ты хоть раз обо мне вспомнил?
— Но много ли твоя мудрость стоит, ежели не приносит она людям успокоения в конце…
— Столько же, сколько стоит твоя власть, что не смогла с ней совладать…

И спорили они так до глубокой ночи. На опушке леса костер уже доедал последние поленья, а перед ним сидели два старых, покинутых всем миром нищих.

Напечатать Напечатать     epub, fb2, mobi



  • Розмарин

    Диалектика. Ничто не ново под луной и бла-бла-бла.
    Мне понравилось.