Зоопарк в джунглях. Карл Фредерик

Евгений вел луномобиль к дальней стенке кратера, а Артур Дэвидсон сидел рядом, глядя на Землю — ее гигантский шар почти касался края этой стены, самого ободка кратера. Если бы Артур сейчас находился дома, в Нью-Йорке, он бы отмечал свой двадцать восьмой день рождения. Не то чтобы это было празднование: он считал себя большим нелюдимом с весьма ограниченным контингентом друзей, да вдобавок полгода назад умерла его мать. Однако ее уход дал ему некоторую эмоциональную свободу, возможность направиться по стопам отца, искренне надеясь, что не совсем след в след. Артур опустил взгляд на абсолютно черную стену кратера, четким силуэтом выделяющуюся на фоне проколотого звездами мрака неба. Где-то возле стены около девятнадцати лет назад, во время последней Лунной миссии, пропал его отец. Как только Артур достиг совершеннолетия и получил возможность принимать самостоятельные решения, он записался на участие в космической программе, и его приняли, но, возможно, только из уважения к отцу.

Теперь, несмотря на молодость, — он на Луне, участник объединенной российско-американской экспедиции. Он знал, что обязан этим лишь авторитету отца. Конечно, помогло и то, что он в совершенстве владел русским языком.

С выключенными огнями, чтобы поберечь энергию, луномобиль пропечатывал следы больших колес на лунном ландшафте. Бело-серая внутренняя поверхность кратера светилась мягким голубоватым оттенком, отраженным от яркой Земли в темноте неба, а скалы-баскетболисты отбрасывали черные тени с нечеткими границами.

— Ты спокоен, как сама Луна, — сказал Евгений.

Евгений говорил по-английски не слишком уверенно, иногда не сразу подбирал нужное слово и часто строил фразы «по-русски». Это не мешало Артуру понимать его, а желание друга совершенствоваться служило первой причиной того, что разговаривали они по-английски. Второй причиной был командор Драммонд, который заявил: «Меня нервирует, когда люди говорят на языках, которых я не понимаю», — что автоматически делало единственным языком общения именно английский.

— Наверное, ты слишком близко к сердцу принимаешь то, что мы, возможно, найдем, — предположил Евгений через пару секунд.

— Нет, Женя, — ответил Артур. — Мой отец погиб так, как и хотел — во имя науки и исследований.

Интересно, не идеализирует ли он отца? Когда Артуру было шесть лет, родители развелись и, несмотря на его протесты, мать признали единственным опекуном мальчика. Конечно, он любил мать, но отсутствие отца всегда ощущал очень остро.

Евгений кивнул головой в сторону диска Земли, занимающего полнеба:

— Я не думаю, что Центр управления считает нашу миссию научной. — Он взмахнул рукой и с чувством продолжил: — Девятнадцать лет никому не было дела до Луны, но сейчас…

Артур глубоко вздохнул и четко услышал свой вздох внутри шлема. Он прекрасно понимал, что в передатчике Евгения это прозвучит как порыв ветра.

— Знаю. Нам надо всего лишь застолбить местечко до прибытия Новоаравийской миссии, и начальники будут счастливы. Но мне действительно хочется, чтобы наша экспедиция была более солидной, более значимой.

Евгений пожал плечом:

— Сколько надо людей, чтобы установить флаг?

— Глупо заявлять свои права на Луну. — Артур сжал кулак. — Глупо, и может привести к войне. — Он вздохнул еще раз, теперь уже потише. — А вот исследование космоса — единственная игра в городе.

— Единственная игра в городе? — переспросил Евгений, обратив к Артуру недоуменный взгляд. — Не понял.

— Это означает самое лучшее, единственно правильное решение, даже при наличии других вариантов, — объяснил Артур и снова засмотрелся на зелено-голубой диск: — В наши дни Земля похожа на джунгли.

— Хуже, — ответил Евгений.

— Ну, человечество эволюционирует…

— Или вымрет.

— Я верю в будущее, — сказал Артур; эти слова звучали для него самого скорее как желание, чем как убежденность.

— Я тоже верю в будущее, но только не в ближайшее.

Евгений включил фары. Луномобиль двигался вперед — стена кратера поднялась и загородила лик Земли. Кроме освещенного фарами пятна впереди, грунт вокруг едва-едва виднелся.

— Туда! — Артур указал вдаль, где фары отразились ярким бликом на металле.

Евгений слегка подкорректировал курс, и далекий отсвет постепенно превратился в другой луномобиль, притулившийся возле самой стенки кратера.

— Чудеса! — сказал Евгений, притормозив возле безжизненного луномобиля. — Машинке двадцать лет, а выглядит в точности как эта, такая же новенькая.

Артур выпрыгнул на грунт.

— Думаю, она и есть копия нашей, — сказал он. — Только у нашей еще и дистанционное управление. — Он слегка покачал головой. — Если бы тут тоже была дистанционка, — тихо сказал он, — может, мой отец был бы спасен, или, на худой конец, мы смогли бы определить, что с ним случилось.

Евгений отключил энергию луномобиля, и все погрузилось во тьму, кроме бриллиантового звездного полога, растянутого по черному небу. Он включил нашлемный фонарь.

— Погоди, выключи ненадолго, — попросил Артур, глядя в небеса. — Я хочу полюбоваться звездами.

Евгений выключил свет и улыбнулся:

— Да у тебя русская душа…

Артур внимательно оглядел небо в зловещей тишине, нарушаемой только тихим шелестом радио и звуком его собственного дыхания. Через пару минут, когда его глаза привыкли к темноте, он сказал:

— Как же красиво! Никогда не видел столько звезд.

— Они выглядят ненастоящими, — заметил Евгений. — Звезды должны… как это… моргать.

— Ты прав, — ответил Артур, — без атмосферы звезды выглядят искусственными. Как в планетарии. Небо планетария без музыки. — И он представил музыку: величественную и горделивую, неторопливую и страстную, всеобъемлющую и всепоглощающую.

Он наблюдал за звездами с самого детства, с тех пор как отец впервые зажег его воображение грандиозностью Вселенной. Артур закусил губу — он пытался отсрочить неизбежное. Он опустил глаза, с минуту смотрел на отдаленный кровавый глаз — сигнальный маячок посадочного модуля, потом повернулся, включил нашлемный фонарь и сказал:

— Ладно, Женя, пойдем.

Евгений тоже включил фонарь и пошел в направлении заспавшегося за долгие годы луномобиля. Он быстро и внимательно осмотрел машину, потом опустил голову, осветив грунт.

— Ха! — воскликнул он. — Смотри: следы!

Артур тут же подскочил, осторожно, чтобы не наступать на отпечатки, которые совершенно определенно были отцовскими. Цепочка следов вела к стене кратера. Артур кивнул Евгению, они вместе пош ли по следу и минут через пять приблизились почти к самой стенке кратера.

— Но обратных следов что-то не видать, — заметил Евгений.

— Может, ему зачем-то понадобилось пройти вдоль стены?

— Боже мой! — воскликнул Евгений по-русски. Его голос дрогнул, когда луч фонаря вдруг исчез и снова появился на стене кратера.

— Это еще что такое?

Он поводил лучом по стене туда-сюда.

— Точно. Проход в стене, — отметил Артур. — Странно. Евгений полупрыгнул-полушагнул вперед.

— Да, странно. Может, это лавовое русло?

Артур присоединился к Евгению и тоже заглянул в проем шириной примерно метр, а высотой два.

— Никогда не слышал о лавовых руслах в стенах лунных кратеров, а тем более о прямоугольных.

Он опасливо шагнул в проем и осмотрел его края.

— Гладкие, — сказал он. — Похоже, искусственного происхождения. Будто специально создано: вертикальные стены и горизонтальный пол.

— Думаешь, предыдущая миссия постаралась?

— Нас об этом почему-то не информировали. — Направив луч фонаря вперед, Артур шагнул в пещеру.

— Погоди! — крикнул сзади Евгений, хотя можно было и не кричать, так как связь они держали по радио. — Там может быть опасно. Там совершенно определенно опасно, потому что твой…

— Знаю, — перебил Артур, замедляя ход, но не останавливаясь. — Потому что мой отец, возможно…

— Думаю, нам надо вернуться. — Евгений стоял у входа в пещеру.

— Нужно доложить командору и дождаться его инструкций.

— Да я только чуть подальше пройду. — Артур напряженно вглядывался в глубь прохода. — Может, найду что-нибудь, о чем действительно стоит рапортовать.

— Нет! — раздался другой голос.

Артур вздрогнул. Он всегда ощущал некоторую странность, оттого что обычный разговор с помощью радио можно слышать на огромных расстояниях.

— Нет, — повторил голос командора Драммонда. — Мы предполагаем, что там опасно. Возвращайтесь на модуль.

— Так точно, — быстро, словно рефлекторно, откликнулся Евгений.

Артур остановился и повернул на выход из туннеля. Но он ничего командору не ответил. Евгений протопал несколько шагов, потом с любопытством обернулся к американцу.

Артур почувствовал, что разрывается между долгом перед командором и долгом по отношению к отцу.

— Извини, Женя, — сказал он по-русски, чуть помедлив. — Я должен посмотреть, куда ведет этот туннель.

Он резко развернулся и зашагал в глубину пещеры. Через пару секунд он оглянулся и увидел, что Евгений пожимает плечом — это ясно читалось даже через скафандр. Затем Евгений пошел за Артуром в пещеру.

— Дэвидсон, ответьте! — донесся голос командора. Артур проигнорировал вызов.

— Дэвидсон, Жуков, ответьте! — настаивал Драммонд. Евгений уловил мысль, похлопал Артура по плечу, и оба товарища устремились вперед.

Метров через двадцать туннель пошел под уклон. Артур оглянулся и не увидел точек звездного света через входной проем. Они шли все дальше в тишине, нарушаемой только голосом командора, повторяющего вызов. По мере продвижения все больше и больше камня преграждало путь сигналам между астронавтами и посадочным модулем, и радиоголос Драммонда все больше потрескивал, все меньше доносился из динамиков и в конце концов совсем стих.

— Тебе не надо было идти, — сказал Артур, как только понял, что командор вне зоны доступа радиоволн.

— Но я очень хотел пойти, дружище, — радостно улыбнулся Евгений. — Ты тут не единственный искатель приключений.

— Большое спасибо, — сказал Артур по-русски. — Я действительно рад, что ты со мной. Но мы нарушили приказ.

— Есть такая русская поговорка: генералы делают вид, что отдают приказы, а мы делаем вид, что их выполняем.

Минут через пятнадцать коридор снова стал горизонтальным, а еще минут через пять Евгений и Артур выбрались в большой круглый зал. Они осмотрели огромное помещение, освещая его яркими лучами нашлемных фонарей. По прикидкам Артура, зал составлял метров сорок в диаметре. Стена, беловато-серая, на уровне пары метров от пола переходила в темную полусферу. И стена, и купол были гладкими и матовыми. В центре комнаты стоял постамент высотой метра полтора.

Артур, охвативший взглядом все, что позволял увидеть фонарь, от удивления открыл рот.

— Эта штуковина искусственного происхождения, — взволнованно произнес Евгений. — Интересно, чьих рук это дело?

— Ну, он точно не американец, — прошептал Артур.

Ему было интересно, отчего он сравнительно спокоен перед лицом этого открытия. Он должен бы скакать от счастья. «Может, потому что Луна сама такая чужая, все-таки иная планета», — неожиданно подумал он, шагнул вперед и сказал:

— Это будто забытый артефакт античной цивилизации.

— Не думаю, что забытый. Твой отец пришел сюда, но его здесь нет. — Евгений сделал шаг назад, прижался к стене и прошептал: — Может, они забрали его! Может, они до сих пор здесь!..

— Да брось, Женя. Это было двадцать лет назад. Евгений глупо хихикнул:

— Извини, я… как это… расслабился на минутку. — Он отошел от стены на несколько шагов, потом остановился, оглянулся и сказал: — Может, нам стоило выполнить приказ командора?

— Да, возможно, — отстраненно сказал Артур. Он шел к постаменту.

Постамент напоминал пюпитр: его верхняя плоскость была слег-ко наклонена. Присмотревшись, Артур увидел на поверхности большую кнопку и символы, будто пояснения к ней. Пока Евгений подходил ближе, Артур изучал письмена.

— Я раньше никогда не видел подобных текстов, — удивился Евгений.

— Я тоже. — Артур вдруг отпрянул, потому что важность и необычность события поразили его. — Это не земная письменность. Я уверен. — Он повернул голову, чтобы посмотреть в глаза Евгению. — Знаешь, что это значит. Это место — не результат работы более продвинутой цивилизации Земли. Не может им быть.

— Почему не может?

Артур помолчал и задумчиво произнес:

— Или может… Но непохоже. Современное человечество существует тридцать или сорок тысяч лет. Не может быть, чтобы у нас не нашлось уже обнаруженных в раскопках артефактов более продвинутой цивилизации. Я в этом уверен. — Он снова помолчал, глядя на символы. — Это точно инопланетное.

Евгений кивнул.

Артур с благоговением и очень внимательно осмотрел постамент.

— Восхитительно! — сказал он. — Даже если 8ЕТ1 никогда ничего не найдут, я все равно буду знать, что в нашей Галактике есть другие цивилизации.

Словно для испытания своей веры он положил руку на кнопку. И скорее почувствовал, чем увидел, как позади него занервничал Евгений.

— Не возражаешь? — спросил Артур.

Евгений некоторое время не отвечал, потом пожал плечом:

— Не возражаю. Артур нажал кнопку. Купол наполнился звездами.

— Боже! — Артур уставился вверх. Звезды сияли ярко, но синим светом. — Странно, — произнес он неуверенно. — Может, инопланетяне видят белый свет звезд как синий?

Евгений покачал головой:

— Заблуждение Эль Греко.

— Ты о чем?

— Эль Греко был испанским художником, он рисовал людей очень высокими и тонкими. Говорили, что, возможно, он так видит людей — именно высокими и тонкими. Но это ерунда, ведь при взгляде на собственный рисунок он бы увидел изображения людей еще более вытянутыми.

— Может, инопланетяне видят и белый, и синий цвета как один синий?

Артур выключил фонарь и залюбовался синезвездным небом. Евгений тоже погасил свет, и иллюзия стала совершенной — ночное небо сквозь синие очки.

— Странный планетарий, — протянул Евгений.

— И бессмысленный, — сказал Артур. — Планетарий на Луне. Это все равно что устроить зоопарк в джунглях или бассейн под водой. Какова его цель?

Евгений усмехнулся.

Артур внимательно всмотрелся в эрзац-небо:

— Погоди-ка. Тут что-то не так. Я не узнаю небосвод.

— Верно, — откликнулся Евгений. — Может, так он выглядит с их родной планеты?

— Возможно.

Вдруг Евгений ахнул и воскликнул:

— Артур, смотри!

И указал на постамент. Там, где раньше была одна-единственная кнопка, на гладкой поверхности появился целый набор кнопок и регуляторов, похожих на ползуны. Все светились разными оттенками синего и фиолетового.

— Планетарий, укомплектованный пультом управления, — прошептал Артур. — Но каково его назначение? — Он склонился над пультом и попытался осмыслить задачу. Слишком близко и тщательно, так что заболели глаза. — Держу пари, большинство знаков испускают ультрафиолетовое сияние.

Центральная часть пульта походила на измеритель чего-то, испещренный непонятными значками, а следовательно — богатый недоступной информацией; темно-фиолетовая вертикальная полоса показалась в левой стороне от прибора, другая такая же полоса появилась справа. Темно-синяя полоска в половину длины каждой из крайних, скорее всего, указатель, лежала поверх правой фиолетовой полосы. Над каждой из двух длинных полосок была сложная эмблема высотой полсантиметра. Артур нацелил палец на ту, что была слева.

— Может, это изображение космического корабля, — предположил Евгений, разглядывая значок, похожий на двадцатигранник.

Артур кивнул и обратил внимание на другой сектор пульта — его привлекла кнопка с символом, определенно обозначавшим Землю. Поддавшись импульсу, Артур нажал кнопку. В тот же миг сине-зеленое сияние родной планеты в полуфазе появилось на куполе. И тоже гораздо более синее. Артур удовлетворенно улыбнулся: пульт сработал именно так, как он и ожидал. Он снова посмотрел на звезды и прикусил губу:

— Знаешь, — сказал Артур через несколько секунд, — возможно, это изображение именно лунного неба, но только отдаленного будущего или же далекого прошлого.

Евгений указал на маленькую эмблему космического корабля в правой стороне измерительного прибора. Он коснулся полоски-указателя, будто прилипшей к краю, и предположил:

— Может, прибор показывает время, а здесь — точка, когда инопланетяне опустились на Луну?

— А небо такое, каким было тогда?

— Да, — ответил Евгений, — вполне вероятно.

Под синим пультом обнаружился регулятор-ползунок, сразу под ним располагался ряд кнопок. Крайняя правая горела глубоким фиолетовым светом.

— Десять кнопок, — задумчиво произнес Артур. — Это предполагает наличие у инопланетян десяти пальцев.

— Если только планетарий не создан специально для людей…

— Хм, — Артур посмотрел на небо и снова перевел взгляд на пульт. — Интересно… Похоже, предпочтение синего и фиолетового является признаком того, что их зрение достигает максимума в синем диапазоне, а не в желтом, как наше. При любом раскладе у них определенно есть глаза.

— Их родная звезда, возможно, более голубая — класса «О» или «В». А не класса «О», как наше Солнце.

Артур положил ладонь на ползунок:

— А габариты кнопок указывают, что их руки по размеру не слишком отличаются от наших.

— Если, конечно, это создано не для нас.

— В этом случае, — сказал Артур, — и цвета были бы подобраны в нашем видимом диапазоне; мы же не видим в ультрафиолете. — Он легко пробежал рукой в перчатке по пульту. — Мы делаем много логических выводов о наших инопланетянах.

— Может, это испытание?

— Испытание? — улыбнулся Артур. — Отлично! Тогда давай извлечем из этой проверки максимум информации.

Он попытался мягко сдвинуть ползунок вправо, но тот не поддался. Астронавт толкнул его влево — по-прежнему ни с места, однако образ Земли на «небе» начал поворачиваться. Артур нажал сильнее — Земля завертелась быстрее, сменяя фазы.

— Занятный пульт; оказывается, тут надо прикладывать силу, а не менять положение относительно полосы.

Вдруг Артур вздрогнул и зажмурился: огромное Солнце, ярко сияющее неестественным синеватым светом, показалось на куполе, осветив весь зал. Чуть привыкнув к свету, астронавты приоткрыли глаза.

Артур толкнул ползунок еще сильнее, и материки с океанами на изображении Земли слились в сине-зеленое пятно. День сменялся ночью каждые несколько секунд, а родная планета медленно меняла свои фазы от «полноземлия» к «новоземлию». Мелькание дней потрясло Артура, у него закружилась голова. Он убрал руки с пульта. Мелькание прекратилось, Солнце замерло над головами. В ярком свете Артур заметил другую кнопку, с ярко-синим кружком под ней. Артур нажал ее, и Солнце погасло.

— Вот и хорошо, — глубоко вздохнул Евгений. — А то меня уже замутило.

Артур взглянул на небо. Звезды поменяли положение на небе, но не относительно друг друга. А указатель по-прежнему не отлипал от правого края измерителя.

— Это может занять много времени, — качнул головой Артур. Евгений указал на десятикнопочный ряд.

— Может, эти штуки служат для изменения масштаба времени?

— Да, я уверен в этом.

Крайняя правая кнопка светилась, поэтому Артур нажал крайнюю левую. Она зажглась, в то время как правая погасла. И снова исследователь толкнул ползунок влево. Вскоре звезды начали менять свое положение друг относительно друга. Артур качнул головой, привлекая внимание товарища к одному из секторов купола:

— Вон та кучка звезд становится все больше похожей на Большую Медведицу, видишь?

— Точно, — согласился Евгений. — И это значит, что небо движется вперед во времени, а не назад.

Артур все держал руки на пульте, когда вдруг звезды будто бы вспыхнули более ярко. Они больше не были синими, они явились в своих обычных цветах: преимущественно белые. Артур как астроном-любитель отметил, что Антарес и Бетельгейзе, как обычно, красноватые, а Зубен эль Генуби приобрел свой ожидаемый зеленоватый тон.

— Это больше похоже на правду, — заметил он. — Однако все застопорилось.

Земля перестала вертеться, и можно было разглядеть континенты. Планеты остановили свой сумасшедший бег по небу. Огонек на левой масштабной кнопке погас, а крайняя правая замигала синим светом.

Артур сильнее нажал на ползунок, но ничего не изменилось, только символ над пультом вспыхнул ярко-зеленым. Он убрал руки с пульта, и светящийся ярлык погас. Внимательно посмотрев на измеритель, Артур отметил, что указатель почти на треть отстоит от левой фиолетовой полосы.

Евгений указал рукой в перчатке на эту линию:

— Если вон та линия обозначает момент, когда инопланетяне прилетали первый раз, то эта, возможно, показывает, когда они вернутся.

— Возможно, — ответил Артур. — Я не могу даже мечтать о том, чтобы двинуть звезды вперед, в будущее. Пульт будто застыл.

Евгений усмехнулся:

— Может, теперь они дают нам испытание посложнее?

— Но зачем? — Артур безрезультатно понажимал кнопки. — Это действительно звучит ненормально, но что если запуск звезд вперед во времени запускает вперед и нас?

— Согласен, — сказал Евгений, — это ненормально. И к тому же совершенно невозможно.

— Почему же? Путешествие назад во времени невозможно, но движение вперед вполне допустимо. Если мы проведем некоторое время неподалеку от черной дыры, то когда вернемся, может пройти немало времени.

— Согласен, — снова кивнул Евгений. — Закон Гелл-Манна гласит: если что-нибудь не абсолютно запрещено физикой, это обязательно произойдет. Значит, невозможное явление надо рассматривать как очень-очень редкое. Верно?

Артур снова осмотрел пульт:

— Вероятно, вспыхивающая кнопка означает, что мы можем использовать только один фактор временного масштаба? — Он посмотрел на Евгения через плечо: — Это развлекуха такая. Как изучение языка и одновременное погружение в инопланетную культуру. — Он снова опустил взгляд на пульт, со всей силы ткнул пальцем в кнопку, а другой рукой так же мощно толкнул ползунок. Ничего не произошло.

— А вдруг кнопку надо удерживать?

Артур вдавил кнопку. Она загорелась ровным немигающим светом.

— Теперь толкай.

— Отлично, так получается, — откликнулся Артур, удерживая пальцем кнопку и толкая ползунок другой рукой.

Он вдруг отпустил все кнопки и ухватился за пульт обеими руками, чтобы не упасть. На мгновение показалось, что сам планетарий беспорядочно скачет во всех направлениях одновременно. Потом рядом упал Евгений. Артур почувствовал головокружение, дезориентацию и приступ тошноты, но секунду спустя все прекратилось.

— Что случилось? — спросил Евгений, поднимаясь на ноги. Артур посмотрел вверх на купол. Звезды сместились в более позднее время лунного дня, и диск Земли выглядел иначе.

— Я думаю… — прошептал Евгений. — Мне определенно кажется, что теперь нам пора возвращаться…

— Ага, — Артур оглянулся на вход, будто лишь для того, чтобы удостовериться в его наличии. — Хорошо, — он включил нашлемный фонарь и первым пошел к выходу, сознательно двигаясь размеренным шагом, чтобы не обнаружить свою внутреннюю панику.

Евгений поравнялся с другом, обогнал его, а потом повернул назад:

— Ты как?

— Да все нормально, — Артур замедлил шаг, соразмеряясь с темпом Евгения. — Ты же не думаешь, что мы могли прямо сейчас попасть в будущее? Или как?

— Нет… — В тоне Евгения звучала некоторая неуверенность. Артур попытался скрыть свою растерянность.

— Если там, снаружи, нашего мобиля нет, — сказал он легко, — мы можем вернуться в планетарий и шагнуть вперед. — Когда-нибудь здесь будет Лунная колония.

— Надеюсь, мобиль там все-таки есть, — тихо, будто самому себе, сказал Евгений.

Остальную часть пути они прошли в молчании.

Около четверти часа спустя Артур увидел впереди не обычную черноту коридора, а пятно, усеянное россыпью белых сияющих звезд. Бросившись в проход, он обнаружил машину и облегченно вздохнул. Потом вдруг у него перехватило дыхание: перед ним стоял только один луномобиль.

— Не наш, — заключил Евгений, подошедший поближе, чтобы повнимательнее осмотреть его. — Это старый.

Безумным взглядом Артур обшарил горизонт. Углядев вдалеке вспышки красного сигнального маячка посадочного модуля, он почувствовал облегчение и в то же время необъяснимое разочарование.

— Ладно, модуль все еще здесь, — сказал он. — Интересно, почему они отозвали мобиль?

— Где вас носило, черти окаянные? — заорал в наушниках командор Драммонд.

Артур напрягся.

— Изучали пещеру, сэр, — отрапортовал Евгений.

— Что? Восемнадцать чертовых часов?!

Артур и Евгений воззрились друг на друга. Скептическая часть мозга Артура предположила, что на родной планете устроителей планетария день длится семнадцать или восемнадцать земных часов.

— Жуков, Дэвидсон! Вы меня слышите? — раздался осторожный голос командора Драммонда секунд через десять всеобщего молчания.

— Да, — сказал Артур отсутствующе; все его мысли были заняты планетарием.

— Так какого черта вы игнорировали мои приказы? — прокричал Драммонд.

— Какие приказы, сэр? — спросил Евгений.

— Мы уже считали вас погибшими! — продолжал греметь Драм-монд. — Мы отозвали луномобиль, думали, вы лежите внутри мертвые. Проклятье! Мы тут из-за вас с ума посходили!

— Извините, сэр, — сказал Евгений, однако его широкая улыбка ни в коем случае не выражала сожаления.

— Извините?! — Драммонд задохнулся от возмущения, его хрип громко звучал в наушнике Артура. — Что у вас с кислородом?

— Нормально, сэр, — ответил Евгений.

— А у вас, Дэвидсон?

Артур взглянул на стрелку индикатора кислородного баллона:

— Осталось около двенадцати часов.

— Это невозможно!

— Извините, — сказал Артур. Артур услышал новый хриплый вздох.

— Не понимаю, что у вас там происходит, — устало произнес Драммонд, — но оставайтесь на месте. Я посылаю луномобиль к вам на полной скорости.

— Нет никакой срочности, — улыбнулся Евгений, — мы будем рады подождать такси.

— Есть срочность, причем чрезвычайная, — злобным голосом сообщил Драммонд. — Часа через четыре Новоаравийская миссия прилунится неподалеку от вас. И эти «миссионеры» могут быть вооружены!

— Вооружены? — переспросил Артур. Как странно слышать это слово здесь. Луна должна быть свободна от подобного идиотизма. Это просто святотатство. «Не верю, просто не могу поверить», — подумал он.

— Центр управления был очень любезен и предупредил меня об этом несколько часов назад, — голос Драммонда буквально сочился сарказмом. — Нам приказали вернуться на орбитальную станцию, пока в Центре рассматривают все возможные альтернативы.

— Какие альтернативы? — удивился Артур.

— А это вам знать необязательно, — Драммонд помолчал. — Возможно, они отслеживают нашу частоту. Итак, сидите на месте, причем тихо. У меня еще есть работа. Конец связи.

Артур вскипел от злости. Он догадался, что это за альтернативы.

На орбитальной станции был пульт управления, к которому имел доступ только Драммонд. Артур никогда об этом не думал, но сейчас сообразил и с уверенностью полагал, что это система вооружения. «Идиоты! Защитнички свободы на Луне! Так и слышу эти слова!»

Артур оглянулся на вход в пещеру.

— Выглядит так заманчиво… — сказал он тихо, будто от громкости сказанного зависело, услышит их разговор с Евгением кто-то еще или нет.

— Я думал, ты веришь в будущее, — так же тихо ответил Евгений, но уже по-русски.

— Верю, — Артур тоже перешел на русский, — но не в ближайшее будущее.

Внезапно он принял решение:

— Я возвращаюсь.

— А я не удивлен, — кивнул Евгений. — Если бы у меня не было жены и сына, то, может быть…

— Что там у вас происходит? — ворвался голос командора в наушник Артура. — И, черт побери, говорите по-английски!

— Я возвращаюсь в пещеру, — доложил Артур, — чтобы… обследовать немного больше…

— Нет! Приказываю оставаться на месте.

— Извините…

— Что?!

— Я должен пойти.

— Жуков! — заревел Драммонд. — Остановите его! Это приказ!

— Да, сэр, — с готовностью отозвался Евгений, жестами показывая другу: «иди, иди». — Я остановлю его!

Напарник улыбнулся, помахал на прощанье рукой и направился в пещеру. Пока Артур шел, он слышал звуки борьбы вперемежку с комментариями Евгения. Снова Артур улыбнулся, ему пришлось бы выложиться по полной программе, ведь его русский друг был и выше, и сильнее.

— Убери от меня свои руки, — беспомощно сказал Артур, входя в пещеру.

Через несколько секунд он услышал слова Евгения:

— Он вырвался, командор! Мне последовать за ним? Немного помолчав, Драммонд подчинился обстоятельствам:

— Нет. Я не могу позволить себе потерять вас обоих. Оставайтесь на месте.

Артур уже подбирался к порогу радиоприема, когда услышал тихий шепот Евгения:

— Артур, друг мой, удачи тебе!

— До свидания, Женя, — благодарно ответил он.

Пока Артур отважно двигался по коридору, он начал принимать во внимание второстепенные мысли: только что он совершил успешное самоубийство — подчиняясь прихоти, внезапному порыву? Он остановился и подумал, не вернуться ли. Потом пожал плечами, покачал головой и продолжил свой путь. Да, он принял решение импульсивно, но будет стоять на своем только из упрямства. Его мать всегда говорила, что он унаследовал эту черту от отца.

В зале планетария Артура встретила темнота. Луч нашлемного фонаря лишь придавал особое значение отсутствию света — и подчеркивал одиночество человека.

— Возможно, это пассивный хронометр, — сказал он громко, чтобы нарушить окружавшую его тишину, прошагал к постаменту, нажал большую кнопку и, когда синеватые звезды заполнили небо, отключил фонарь.

Артур посмотрел на пульт, появившийся на постаменте.

— И автоперезагрузка, — пояснил он сам себе, увидев на пульте те же знаки, что и в первый раз. Он нажал крайнюю левую кнопку и толкнул ползунок влево, пока звезды не превратились из синих в белые и движение не остановилось. Он внимательно вглядывался в небо, но не мог сказать, показывало ли оно восемнадцатичасовую разницу во времени.

Плотно прижавшись к постаменту на случай головокружения, Артур вдавил крайнюю правую кнопку и, удерживая ее, сильно толкнул ползунок.

В этот раз было не так плохо, возможно, потому что он знал, чего ждать. Артур посмотрел на небо. Оно изменилось, и не оставалось никаких сомнений в том, что прошло восемнадцать часов или около того. Он почувствовал себя в полной изоляции: посадочный модуль к этому времени наверняка вернулся на орбитальную станцию, оставив единственного человека на Луне. Потом он вспомнил: Новоаравийская миссия! Может, пойти поискать их? Но, откровенно говоря, Луна — большое пространство. Без исправного луномобиля шансы обнаружить миссию минимальны. Артур покачал головой: «Я просто стараюсь выиграть время…» Да и в любом случае, если бы он добрался до миссии, вероятнее всего, был бы арестован на месте. Вряд ли люди, бороздящие космическое пространство, стали бы ему в настоящий момент лучшими друзьями.

Артур сжал зубы, упер палец в крайнюю левую кнопку, потом закрыл глаза и толкнул ползунок.

Головокружение было не сильнее предыдущего и продолжалось столько же. Он ожидал чего-то более страшного. Открыв глаза, он вцепился в постамент: ему неожиданно показалось, что и пространство вокруг него завертелось. Будто в зеркалах, Артур увидел множество накладывающихся друг на друга копий зала. В центре каждого — фигура в скафандре. Фигуры, однозначно астронавты, хватались, припадали или отшатывались назад от одного из центральных постаментов, которые исчезали в бесконечности, как старые столбы телефонных линий вдоль Техасского шоссе.

Потом в куполе — или в куполах — на противоположной от входа стороне образовался дверной проем. Артур заметил, что скафандры, чем дальше он заглядывал, по мере отдаления становились все более технологически совершенными — начиная от громоздкого, неуклюжего сооружения вокруг человека до изящного, плотно прилегающего к телу одеяния с полностью закрывающим голову, но практически невидимым шлемом.

Идея обрела форму. Артур осмотрел дисплей пульта, указатель приник к левой вертикальной линии. Да, все астронавты должны быть исследователями, которые могли бы, как он сам, обнаружить планетарий и использовать его для путешествия в будущее. Но одержимая часть его мозга вопрошала здравомыслящую составляющую: Женя утверждал, что это невозможно — и был прав?

Чувствуя себя обособленно, как исполнитель главной роли в шумной толпе статистов на уличном представлении, он снова обратил свой взгляд к залам.

Астронавт в самом дальнем куполе направился к выходу. Другие астронавты один за другим последовали за ним. Артур присоединился к процессии и пошел к выходу. Очевидно, последний на вход, первый на выход.

Когда Артур добрался до выхода, на Луне уже стояла ночь, но кратер был ярко освещен. Там двигались какие-то люди, очевидно, группа встречающих — без скафандров! Артур подумал, что сможет разглядеть намек на прозрачный купол над кратером.

Астронавт впереди снял свой шлем. Артур наблюдал за ним несколько секунд. Человек не упал, не закачался, и Артур, почувствовав себя в безопасности, снял свой собственный шлем.

И тут же почувствовал легкий ветерок, вдохнул запах свежести, очень кстати после восстановленного душного воздуха скафандра. Он снова услышал живые звуки мира, смех счастливых людей, а не металлические голоса и хрипы из передатчика и не собственное тяжелое дыхание.

В этот момент разговоры и смех смолкли. Люди остановились и смотрели вверх, где вдруг появился гигантский двадцатигранный космический корабль. Летательный аппарат был достаточно велик, чтобы улавливать лучи Солнца, хоть в кратере и была ночь. Великолепное зрелище производило впечатление: полированный металл, четкие углы граней с огромными иллюминаторами и синие, похожие на северное сияние языки пламени двигателей.

Рассматривая корабль, готовый прилуниться вне покрытого куполом кратера, Артур почувствовал себя зрителем научно-фантастической эпопеи. Он даже будто бы слышал музыку.

Артур осознал цель планетария: это пункт вербовки астронавтов, исследователей, обладающих развитой способностью к языкам. Может, дело и не в таланте к языкам, а в особой склонности к решению загадок. Или в стремлении открывать новое…

Потом он увидел краешек Солнца над горизонтом, и граница ночи и дня двинулась поперек кратера примерно со скоростью бегущего человека. Ночь быстро превратилась в день. Артур почувствовал, что при слабой лунной гравитации прыжки и кульбиты не смогут адекватно отразить его абсолютный восторг. Кажется, денек выдался на славу. Будет здорово, если он сможет поделиться с кем-нибудь своим полным счастьем.

Артур услышал сзади какой-то звук. Считая себя последним в череде астронавтов, он был крайне удивлен, когда повернулся и увидел в нескольких шагах фигуру в скафандре старого образца. Когда человек начал снимать шлем, Артур ахнул от неожиданности. Он выпустил из рук шлем, и тот с легким стуком упал на грунт. Артур бросился вперед. Казалось, человек отпрянул на мгновение, но потом отбросил свой шлем и раскрыл объятия.

Напечатать Напечатать     epub, fb2, mobi



  • http://smartfiction.ru Alex Gusev

    Перевела с английского Татьяна МУРИНА